Статья Светланы Устименко «Предтеча»

Многие жители Висагинаса прекрасно помнят и могут рассказать о том, как строился наш город, росли его микрорайоны, предприятия, ИАЭС, как развивались общественная жизнь, культура и спорт.
Но мало кто ответит на вопрос: «А какой была духовная сторона жизни в еще только строящемся молодом городе?» Ведь сюда ехали люди далекие от веры, в большинстве своем выросшие в атмосфере духовного голода, каково было присуще советскому государству.
Но «Дух дышит, где хочет», — и даже в таком закрытом городе, как Висагинас (тогда еще п. Снечкус), задолго до открытия здесь православного храма, возникла небольшая группа православных людей, собиравшихся для совместных молитв и духовного общения. Вдохновительницами этих собраний были Анна Васильевна Бут и Антонина Алексеевна Башева, духовная дочь исповедников веры Христовой в этих краях: настоятеля Швянченского храма Святой Троицы — протоиерея Александра Данилушкина и настоятеля Рокишского храма во имя святого благоверного князя Александра Невского — протоиерея Феодора Ракецкого. В то время отец Феодор являлся также и настоятелем Зарасайского храма Всех Святых.

Моя собеседница Антонина Алексеевна Башева (†1999), которую я хорошо знала и, которую помнят и чтут прихожане нашего храма, рассказала о замечательном человеке Анне Васильевне Бут. В те годы верующих в Снечкусе было немного, но она и Антонина Алексеевна сумели объединить их. Так было положено начало создания первой православной общины в городе.

— «На висагинском кладбище за скромной оградой находятся рядом две могилы, увенчанные крестами. Здесь покоятся глубоко верующие люди — супруги Иван Сергеевич и Анна Васильевна Бут, — так начала свой рассказ Антонина Алексеевна. Приехали они в Снечкус из Киргизии, распрощавшись с привычным укладом жизни, продав дом, хозяйство с тем, чтобы помочь дочерям в воспитании детей. Было это в 1978 году, в те времена, когда наш город только начинал строиться. Страшно было срываться с насиженного места: противился Иван Сергеевич, переживала и Анна Васильевна. В Киргизии оставались сын, друзья. Пугала неизвестность. А особо тревожило Анну Васильевну то, как она будет жить в чужих краях без церкви, где не будет у неё возможности в молитве общаться с Господом. Но просьбы дочери пересилили страх. Анна Васильевна решила посоветоваться с приходским священником. Духовный отец сказал: «Не бойся, найдётся человек, с которым будешь молиться».
Я встретила её на лестничной площадке своего дома. Она поднималась по лестнице с внуками и дочерью. Дочь, которую я хорошо знала, увидев меня, сказала:
-Антонина Алексеевна, это моя мама, будьте знакомы. Она тоже верующая. С этого дня началась наша дружба.

Анна Васильевна никакого дела не начинала без молитвы, и молитва была у неё на устах и днём, и ночью. Она была малограмотна, но в духовном плане, несмотря на моё светское образование, мне было до неё далеко. Я ограничивалась знаниями, полученными в церкви, а Анна Васильевна много читала, хорошо знала Священное Писание, церковную историю, подвиги и жития святых. Меня поражало её знание духовной жизни. Родилась она в семье бедной, но глубоко верующей. После смерти отца в дом пришёл отчим, а Аня ушла в услужение в дом своего зажиточного дяди, у которого была тоже верующая и добрая жена. Анна Васильевна многому у неё научилась. Вспоминала она, как перед церковными праздниками — Рождеством, Пасхой, тётя, по примеру Николая Чудотворца, готовила узелки с подарками и просила тайно разнести и положить тем, кто нуждался. Анна Васильевна запомнила это на всю свою жизнь. Она всегда о ком-либо заботилась, а сама довольствовалась самым малым. Её доброта была безгранична. Если она имела два платья, то одно старалась отдать тому, кто в этом нуждался. Анна Васильевна говорила:
— «Нет, я должна поделиться. Это надо отдать, чтобы не было ничего лишнего». И так было во всем. Она жила с мыслью о Боге, по Его заповедям.
Будучи щедрой к людям, себя ограничивала во всем, даже в еде — питалась как птичка. Разумеется, строго соблюдала посты. Знала все праздники и соответствующие каждому празднику церковные песнопения.
После того, как дядю раскулачили, вышла Анна Васильевна замуж. Семейная жизнь продолжалась недолго. Мужа призвали в армию, он попал на фронт и погиб во время финской войны. После смерти мужа молодая женщина поначалу жила в семье свёкра. Он уважал её за добрый нрав, заботу и работоспособность. Свёкор посоветовал создать новую семью. Анна Васильевна вновь вышла замуж за вдовца, у которого были малолетние дети — две дочери и сын. Вскоре они повенчались. Иван Сергеевич был фронтовиком. Он испытал на себе все тяготы тяжёлой и страшной войны. Это сказалось на его здоровье. Анна Васильевна сразу же взяла заботы по дому и воспитанию детей на себя. Она стала им настоящей матерью.
В Снечкусе супруги Бут, поначалу жили у дочери, а затем Ивану Сергеевичу, как ветерану войны, была выделена однокомнатная квартира. Здесь-то и стали собираться верующие.

Первый Крестный ход в Свято-Духов Монастырь. Июль 1997г.

— Нас тогда собиралось по 10-15 человек, — делилась воспоминаниями Антонина Алексеевна. Непривычно было молиться без священника, но церкви в городе не было, а часто посещать храмы в Зарасай или Даугавпилсе не было возможности. И тогда я взяла благословение на наши молитвенные собрания у настоятеля зарасайского храма Во имя Всех Святых отца Феодора Ракецкого. Он советовал нам, что читать и что мы можем петь.
Анна Васильевна была строгой наставницей. Если вдруг собравшиеся отвлекались от молитвы и заводили мирские разговоры, она останавливала их: «Сестры, оставьте! Будем петь». У неё был красивый голос. Проживая в Киргизии, она пела в церковном хоре, ходила молиться за усопших, знала на память много богослужебных текстов.
В нашей маленькой общине царили понимание и любовь. В ней находились люди, искавшие молитв, утешения и общения с Господом. В 1991 году в Снечкусе был создан приход Рождества Иоанна Предтечи, и эти люди стали первыми его прихожанами, но Анны Васильевны среди них уже не было. В последние годы жизни она очень болела. Будучи совсем слепой, старалась никого не обременять заботой о себе. По мере сил исполняла она и работу по дому. А нас просила: «Умру, молитесь обо мне».

Ещё при жизни Антонина Алексеевна Башева, бывая на кладбище со священником, всегда посещали могилу Анны Васильевны и Ивана Сергеевича. Она молилась за них и просила: «Подай, Господи, прощение грехов рабам Твоим Анне и Иоанну, и даруй им Царствие Небесное».
Она также просила всех, кто прочитает эту статью: «Молитесь о упокоении души Анны Васильевны. Хоть вы и не знали её, но она была вашей духовной предшественницей, и благодаря таким, как она, православная молитва звучала в нашем городе ещё задолго до того, как появился здесь первый православный храм».

Светлана Устименко

Статья опубликована в газете
 висагинской православной общины Св. вмч. Пантелеимона
 «Живоносный источник», № 4 (11) 1996г.,
и размещена на сайте общины http://vvedenie.org/
Дополнена в июне 2020 года.